Бобби
Банкир – это человек, который одолжит вам зонтик, чтобы забрать его, когда еле начнется дождь.
«У человека есть две трагедии -
это хотеть чего-то и получить желаемое»




На улице уже темнело, и солнце понемногу пряталось за горизонт. Из своего вигвама вылез пожилой человек. Он разжег костер и хорошо умостился на каком-то полене, которое он сам застелил старой меховой шкурой. Старик вернулся обратно в свое убежище, а потом вернулся через минуту, но уже нес с собой какую-то непонятную вещь похожую на книгу. На книге было написано
«Рассказ последнего колдуна племени Ивахо», старик открыл книгу и начал писать:

«…Даже не знаю с чего начать события, которые мне довелось увидеть, до сих пор эхом звучат в приделах моего сознания. Скажу больше возможно то, что тогда случилось, дало толчок всему, что происходит сейчас и тому чему еще стоит случиться.
Даже теперь, когда прошло столько лет и почти не осталось тех, кто знал о тех временах, не говоря о тех, кто принимал в них участие, но я запомнил все, как будто это было вчера. Но знаете, я уже, наверное, полностью отклоняюсь от темы, прошу простить меня за это, старому человеку иногда хочется поболтать, особенно если нету хорошего собеседника.
В те времена, когда еще мои волосы не накрыла седина, а лицо не было украшено бесчисленными морщинами, а люди моего народа жили небольшими общинами жил человек по имени Сумак. Был он родом из знатной семьи, и говорят, что когда ему было девять лет, он голыми руками задушил горного медведя.
Немного отвлекусь с вашего позволения, обычаем нашего народа с давних времен было то, что каждый парень должен доказать, что он воин. Только когда он убьет горного медведя или как его сейчас называют медведь гризли, он получит имя, а шкура с убитого трофея ставала его одеянием. А после этого каждый воин ставал мужчиной.
Так вот, Сумак выполнил свой долг перед предками и перед семьей, доказал, что он воин. Но на этом его история не заканчивается. Сумахо была уготовлена великая жизнь и сами небеса определи его судьбу.
Прошло немного лет, как именно Сумахо был избран, возглавить наш народ. В тот величайший день, когда боги избрали его ни у кого не было подозрений, что вскоре этот триумф превратиться в трагедию.
Вскоре наш народ стал жить сообща. Местом, которое было избрано для общего проживания, стала небольшая и укромная долина со всех сторон окружена высокими скалами, которые хорошо защищала своих обывателей от суровых ветров и от злых глаз, усеянная обломками и поросшая мохом, не богатая на растительность.
На краю долины темнело спокойное, без единой морщинки озеро, с трёх сторон обрамлённое отвесными стенами скал. С нашей стороны берег полого опускался до самой воды.
Знаю, знаю, наверное, кажется, что это весьма мрачная картина. Но для жителей долины это место стало настоящим домом. Племя преуспевало в развитии, совершенствовало ремесла, вело торговлю с соседними племенами.
Индейцы ивахо носили на головах скальпы бизонов с гладко отшлифованными рогами. Они их получали от племён прерий в обмен на соль и на желтый красивый металл, который был в изобилии в долине.
Великий вождь Сумак храбрый и смелый воин, через некоторое время он выбрал себе в жены красивую и заботливую Уяно. Шли года, Сумак был счастлив, но потом загрустил, ведь не было у него детей. Как-то поздним вечером гулял Сумак возле озера и обратился он к богам:
- Вы те, кто смотрите на нас,
Кто, определяет судьбу всего живого,
Чем я разгневал вас? За что вы…
Но вождь умолк ему показалось, что кто-то потревожил тихие воды, и какая-то тень скользнула над скалами.
… наказываете меня.
Вы наградили меня великой судьбой
Так за чем она мне? Если нет у меня потомка,
Хоть одной кровинки, в которой будет часть меня.
Прозвучал тогда гром и появился в воздухе огромный стервятник, а из озерных вод явился огромный змей, а из скал спустился дух огромного медведя. Великие духи обратились к вождю:
- На твои вопросы пришли ми дать ответы.
Ты служил нам хорошо,
Без вопроса и сомнений,
Так зачем же ты сейчас
Нашу волю оскорбляешь
Даровали ми судьбу
Потому что воля наша
Для тебя была такая
Отпрыск будет у тебя
Скрылись духи, но потом голос снова зазвучал:
- Ночью темной и холодной,
Дар от нас придет к тебе.
Сделай ты его достойным.
Покровителей своих.
Но учи его смирению.
И к обычаям уважению,
Чтобы в будущем своем
Он тебя со временем сменил.
Упал вождь тогда на землю и в молитвах целу ночь ни сходил с места прочь.
А на утро новость стала, что жена его Уяно станет мамой.
Когда пришло время и когда цельная тьма укутала землю пробил час для рождения ребенка Сумахо и Уяно лежала на снасях в вигваме, а возле нее обрашаясь к богам молился колдун. Когда ребенок появился из материнского лона колдун вокрикнул „гануаутэ”, что с древнего языка народа ивахо означает „свет небесный”. Так девочку и назвали. Да у Сумахо родилась дочь которая была младше меня всего на два года.
Жизнь шла своим чередом. Что касаеться меня то когда с моего рождения прошло время пятнодцати зим и пятнадщати больших солнц я стал воином и получил имя. В то время каждый юнец из нашего племени хотел стать таким как Сумак. Но для меня боги уготовили другую судьбу.
Когда пришла моя шестнадцатая зима, меня избрал колдун нашего племени, для того чтобы я стал его учеником и, в конечном счете, продолжил его дело. Постигая сакральные знания своего народа, я все больше понимал, какую большую ответственность я несу, и какую мне еще предстоит нести в будущем.
Я изучал религию и историю своего народа и постигал мудрость своих великих предшественников и учителей. Однажды когда мой учитель сидел возле выхода из долины, а на небе души наших предков зажгли свои огоньки, он поведал мне, что скоро и сам присоединиться к ним, а я айму его место. Тем же вечером он поведал мне о том как происходили роды Уяно, когда свет увидил Гануаутэ. Но этого особо нетребовалось.
Очень красивые горы при закате солнца были в долине, но рядом с дочерью Сумахо даже самые красивые вершины скал, освещённые солнечными лучами, казались серыми. А ночью, когда показывалась Гануаутэ, звёзды бледнели и убегали с неба. Кто-то даже сложил песнью:
Свет лила, пронзая ночь,
Той зимой, которой нет,
Тьму, развеивая, прочь,
Дочь Сумахо молодая...
Сумак не чаял сердца в своей дочери. Вождь воспитывал ее, стараясь исполнить свой долг перед верховными богами. Девушка выросла очень красивой, но чем больше лелеял ее вождь, тем больше разрасталось семя самолюбия в ней.
Когда весть о её красоте разнеслась по всем племенам, самые славные воины стали приезжать в землю ивахо, чтобы увидеть Гануаутэ. И кто видел её хоть раз, уже не хотел возвращаться в свою землю и к своему племени. Гануаутэ знала о своей красоте, и чем старше становилась она, тем капризнее. Но любого ухажера она отвергала. На всех смотрела с презрением, и чем больше воинов и молодых вождей приезжало на землю ивахо, чтобы увидеть её, тем неприветливее она была с ними.
Даже мне Гануаутэ запала мне в сердце, но как ученик колдуна я не имел права даже говорить с ней не то, что свататься.
Гануаутэ была не просто женщиной племени. Ее отец сделал из нее воина. Ее мало когда можно было встретить в деревне то она охотилась между скал, то ловила рибу.
Однажды я отправился в горный лес чтобы собрать трав и услышал крик кто-то звал на помощь. Я быстро побежал на звук и и увидел, что на Гануаутэ надвигаеться огромный медведь. В этот момент я сделал, что-то смелое и глупое в тоже время. Я достал лук который нацелил на медведя. Но медведь встал на задные лапы и заговорил:
- Как, ты посмел поднять стерлу на меня!
Я владыка скал и твой покровитель.
Ты забыл кому служиш?
Если я хочу что-то, то я это беру.
А сейчас я хочу забрать ее.
Лук и стрелы вывалились у мея из рук. Ко мне обращался бог. И если он выбрал для себя Гануаутэ я не имел права мешать. Но в ответ я сказал:
- Ты владика скал высоких.
Твоя воля есть закон.
Но избранница твоя.
Дочь великого вождя.
Ты ее не заберешь.
Потому что своей судьбою
Уготована она другому.
Отступил медведь от них тогда. А Гануаутэ поблагодарила меня, и ми вместе вернулись в долину. Гануаутэ рассказала об этом отцу, и вождь отблагодарил меня, подарив мне, красивое копье из солнечного метала.
Старшие люди говорили, что это был подарок богов и Сумак не каждому бы отдал его. Но Сумахо попросил меня еще, чтобы я всегда был возле его дочери – стал ее тенью. Это было трудно для меня в одно время быть охранником для дочери вождя и исполнять поручения своего учителя. Но старый колдун узнал, что я слежу за дочерью вождя, и сказал:
- Есть любось в ее глазах,
Но любовь к самой себе,
К гордой, к светлой и к слепой.
Что не слышет никого
Не расти пустых надежд.
Там не светит ничего.
Я в ответ ему сказал:
- Знаю я, что все напрасно.
Но забыть все не могу.
Ведь целый день на
Гануаутэ я гляжу.
А тем временем Сумахо дал клич во все земли, что для дочери своей ищет спутника жизни.
В нашу долину начали стекаться представители с разных земель. Такого разнообразия народов я еще не видел. Тут были и наши соседи из прерий, и горные племена, и незнакомцы с юга, который как рассказывал наш колдун, жили в каменных городах, были также представители племен из побережья, а также лесные народы.
Но мне наблюдать за тем, кто приходил к нам, было некогда, я всегда исполнял приказ своего вождя и оберегал от опасностей Гануаутэ. И благодарил богов, что после случая в горах ничего не происходит.
Больше всего она проводила время возле озера. Но, наверное, судьба была моя таковой.
Однажды Гануаутэ в очередной раз пошла к озеру. Искупавшись, она вытерлась, и сев на берегу начала наблюдать за темными водами, которые как зеркало отображало ее красоту. Начало темнеть, но Гануаутэ не собиралась покидать берег.
- Я люблю тебя, Тёмная Вода, - тихо говорила она, и я еле слышал ее голос. – Только ты показываешь мне моё настоящее лицо, которое нравится мне больше всего на свете. И тебя, луна, я тоже люблю, потому что ты освещаешь мою фигуру прозрачным светом и нежно ласкаешь меня. Чего же больше мне нужно для счастья?
И вдруг с водных глубин показался водяной дух и произнес:
- Раз ты любишь мои воды,
значит, любишь и меня?
Стань же ты моей женой
И владыкой водяной.
Ты живи в глубинах темных…
Я на берег поспешил и уже дать ему отпор решил:
- Ты ее не заберешь…
Но Гануаутэ стала говорить:
- Не для темных вод твоих,
Красота моя земная.
Ты мне пару не составишь.
Хоть и воду я люблю.
Но к тебе я не пойду.
После этого загордилась дочь вождя еще больше. Когда наступала зима, и мороз закрывал воды озера крепким льдом, Гануаутэ становилась печальной, не выходила из типи и никого не пускала к себе. Зато весной, когда тёплые лучи солнца прогоняли лёд, девушка выбегала на берег, благодарила Великого Духа за тепло, смеялась, опускалась возле воды на колени и жадно вглядывалась в своё отражение. Она проводила там дни и ночи и совсем не показывалась в селении.
Чего только не делал Сумахо и колдуна просил как-то отвадить Гануаутэ. И не раз обращался к духам, но те молчали. Но раз боги все-таки пришли к Сумахо во сне. Я узнал об этом, когда нечаянно подслушал его разговор со своим учителем. Ему приснилось, что Великий дух сказал:
- Помни наш приказ
Ты подвел…
Но, потом мой учитель сказал ему остановиться, потому что-то, что слышал вождь, предназначалось только для него самого и больше никто не должен знать того.
Напрасно ждали её воины, напрасно ждали вожди с больших равнин. Грустные они возвращались в свои земли. Некоторые даже грозили войной, если она не согласиться, но Гануаутэ отвечала грубо:
- Я красива, молода,
Что на свете лучше нету,
Я желанная богами,
Почему же возомнили,
Что для вас я стану парой?
Сумак думал, что со временем его дочь наберется ума, повзрослеет, но становилось только хуже. Года шли и Сумак старел, племени нужен был новый вождь, который продолжит его дело и образумит Гануаутэ, но против воли дочери Самахо не шел. Он считал, что силой проблему не решишь и его дочь по доброй воле должна согласиться выйти замуж.
Но Гануаутэ и слышать не хотела о замужестве, а то, что от нее завысит доля всего племени, кажется, ее совсем не тревожило.
Настал день, когда старый Сумак решил покончить с этим. Он созвал совет старейшин, на который привели с озера зазнавшуюся и упрямую девушку. Тишина воцарилась вокруг, даже собаки попрятались по углам. Загремел барабан, и на площадку перед костром вывели Гануаутэ. Она стояла в отсветах пламени, гордая и неприступная, словно каменное изваяние, не показывая ни покорности, ни страха.
Барабан умолк. Молчали вожди. В глухой тишине был слышен треск пылающих сучьев. Но вот колдун резко вскинул голову, посмотрел на девушку, левой рукой оперся на череп бизона, правую вытянул перед собой и начал неторопливо говорить :
- Заклинаю тебя, Гануаутэ, рогами бизона, опущенными в кровь, заклинаю огнем, который уничтожает всё и оставляет на земле лишь серый летучий пепел. Заклинаю тебя темнотой ночи, громом и молнией, заклинаю тебя могучими когтями серого медведя, которые крошат скалы. Заклинаю тебя и приказываю тебе выйти замуж за первого же воина, который появится перед твоим шатром и запоёт свадебную песню. Этого требует совет вождей. А если ты воспротивишься нашей воле, ты погибнешь между скалами, и тело твоё растерзают стервятники.
Я все сердцем надеялся, что когда мой учитель произнес эти слова Гануаутэ образумиться, ведь такого страшного проклятия ни для кого еще не говорили. Но Гануаутэ не обращала внимания, она сказала:
- Ой вы, старые вожди! – громко засмеялась она. – Видно долгие годы затуманили вам глаза, а седина ваших голов высосала из них разум, потому что вы хотите от меня такого, чему не бывать никогда. Скажи мне, - обратилась она к колдуну, - разве я не такая красивая, как говорит мне об этом вода озера? Скажи мне и ты, отец: разве моя красота не заставляет петь птиц?
- Уф-ф, ты красива, Гануаутэ, - ответили оба старика.
- Ну, а если я красива, то я не могу стать женой ни одного воина. Я подожду, пока не придёт к моему типи сам Нана-бошо. Только он, Дух Лесов, сможет взять меня в жёны! Я всё сказала!
Тут сказал какой-то старец:
- Ты в своем уме девчонка, - сказал он. – Как же нам ему сказать?
- А вы того попросите, - молвила девушка. – Кто копье богов несет, кто богов со мною видел, и слово молвить сможет к ним.
И ушла себе Гануаутэ.Впал тут взор всех на меня. Будто ради меня все собрались тут.
- Ты с богами говорил? - сказал тогда Сумахо. – Значит, вместе мы пойдем.
Когда совет закончился ко мне подошел мой учитель и сказал:
- Уважаение прояви,
Ты властителям земли.
Не перечь ты и не спорь,
А исправить Гануаутэ попроси.
Поздно вечером я с вождем отправился к озеру. Звал богов вождь, но боги не появились. Тогда ми опустились на колени и начали молиться. Моя молитва была просьбой:
- Вы властители земные,
Ни когда вас не просил,
но о дочери Сумахо
слышали вы и не раз.
Дайте мудрости вы ей…
Но не успел я закончить свою молитву, как тут пошатнулись скалы, забурлило озеро, и раздался грохот грома, и явились духи.
- Мы тебя колдун узнали.
Ты служитель верный наш,
Но прошение твое мы
Мы не выполним, увы.
Слово молвил Нана-бошо:
-Коль ее так заслепило,
Ждут страдания ее.
Ты ступай с вождем теперь,
И скажи ей, что все будет
как она того хотела.
На утро ми с вождем вернулись в деревню, и пришли к типии Гануаутэ. Сумахо передал ей слова богов. Но я попросил ее одуматься. На это девушка ответила:
- Ты мне друг, но извини,
Тут судьба моя решиться,
Если Нана-бошо не придет,
Буду знать, что он боится.
И едва она промолвила это, как пламя костра взлетело вверх, до макушек сосен, сеттер подхватил дым и бросил его между скал, как порванный лоскут берёзовой коры, а с неба с пронзительным криком упал на девушку огромный чёрный стервятник и вцепился в неё когтями. Ужас охватил всех.
Прежде чем успели сообразить, что же произошло, стервятник взмыл вверх, заслонив своими чёрными крыльями звёзды, и растаял во тьме.
Когда из-за гор выглянуло солнце, осветив вершины скал, селение племени ивахо было пустым. В нём не было даже собак. Все, кто там жили, побежали на берег озера, где обычно проводила время гордая Гануаутэ. Высоко-высоко – над самой серединой озера – парил стервятник с девушкой в когтях. Потрясённые люди упали на колени, а собаки, поджав хвосты, приникли к земле. Откуда-то издали, словно из глубины озера или из скал, загремел голос:
Слушайте меня ивахо!
Племя славного Сумахо.
Наказать хочу я Гунуаутэ!
За ее каприз и спесь.
Если есть из вас, чист духом
Тот, кто есть ей близким другом
Он ее из вод глубоких вынесет
На свет широкий.
Когда голос умолк, оцепеневшие люди увидели, как тело Гануаутэ, выпущенное стервятником, с плеском упало в воду. Озеро вздохнуло, гневно ударили волны о берег, словно не хотели принимать девушку. Постепенно всё успокоилось, только вода в озере стала тёмной, непроглядной.
Никто не хотел подойти к озеру, даже Сумак стоял как памятник. Только я кинулся в темные воды. Не знаю я ничего не помню. Помню, что я вынес Гануаутэ на берег.
И снова появился дух Нана-бошо и произнес:
Смерти, заглянув в лицо,
Вновь нашла любовь она.
Ты колдун, ты подвиг сделал
Ты не предал свою веру.
Ты же девушка учти.
Он твой бог и твой спаситель
Будь же ты его достойна.
Скромная и добрословна.
С тех пор озеро называется Гануаутэ, а племя еще до сих пор живет там…»
Старик перестал писать. А тем временем из вигвама появидась женщина и сказала.
- Дорогой, пора ложиться, - сказала она.
- Я уже иду, - ответил старик. – Еще слово напишу.
«Конец».